Тургенев И - Первая любовь (чит. В. Лановой)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)


ИВАН СЕРГЕЕВИЧ ТУРГЕНЕВ

ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

ЧИТАЕТ ВАСИЛИЙ ЛАНОВОЙ

С искусством народного артиста РСФСР, лау¬реата Ленинской премии Василия Ланового советские зрители знакомы уже три десятилетия: с 1953 года он снимается в кино, а с 1957-го работает а театре имени Eвг. Вахтангова, на сце¬не которого создал ряд запоминающихся образов, таких, как Калаф («Принцесса Турандот» К. Гоцци), Протасов («Дети солнца» М. Горького). Дои Гуан («Каменный гость» А. Пушкина). Сагадеев («Тринадцатый председатель» А, Абдуллина), Роланд из старинного русского водевиля «Девушка-гусар» и другие.
Широкую популярность принес Лановому кинематограф. Среди его киноролей хотелось бы отметить Корчагина («Павел Корчагин»), Врон¬ского («Анна Каренина»), Анатоля Курагина («Война и Мир»), Артура Грея («Алые паруса»), Ивана Варравы («Офицеры»), Дзержинского («6 июля»), полковника Костенко («Петровка, 36») и другие. Необходимо также назвать и двадцатисерийный документальный фильм «Великая Отечественная», в озвучивании которого артист принимал участие. Василий Лановой ведет широкую концертную деятельность. С чтением стихов и прозы выступает по радио и телевидению. В 1974 году на Всероссийской конкурсе артистов-чтецов, посвященном 175-летию со дня рождения А. С Пушкина, Лановой был удостоен звания лауреата.
«Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!.. нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!».
И.С. Тургенев «Русский язык»
...Мы помним эти строки со школьной скамьи, когда-то учили их наизусть, переписывали в ученические тет¬радки, и все же это было лишь первое, скорее механи¬ческое приобщение к творчеству Тургенева, нежели глу¬бинное прочувствованное. Как жаль, что только с годами понимаем мы истинное значение писателя, лишь в зрелом возрасте постигаем, что такое язык Тургенева. Родился язык этот в российских степях, стал отзвуком славы и удали России. Могучий разлив ее рек, бескрайние необозримые просторы отразились в величавой его стати, пластической красоте его смысловых инверсий и звуковых переливов.
Для осознания этого нужен немалый духовный опыт. Язык Тургенева, его мысли, его книги — в крови нашей. Какие же мы богачи, какие миллионеры по духу! Наши ценности, наши бриллианты рассыпаны по всему творчеству писателя...
В детстве мы стремимся скорее постичь сюжет, фабулу, пропуская и отбрасывая описания природы, лирические отступления... Мальчишкам нравится Базаров — вечно ищущая личность, бунтарь, презирающий условности общества. Мальчишки не думают о языке Тургенева: их увлекает характер героя, его поступки. А девчонки плачут над судьбой Лизы Калитиной, ушедшей в монастырь отмаливать грехи людские... Не язык, не поэзия тургеневской прозы, а судьба Лизы Калитиной увлекает их. И лишь позже понимаем мы, какими средствами Тургенев достигает этой силы воздействия на нас, читателей. И мы влюбляемся в Асю и в других тургеневских героинь. Так рождается в нашем сознании прекрасный образ тургеневской женщины. И теперь, перечитывая книги писателя, я нередко ловлю себя на мысли, что все меньше и меньше слежу за сюжетной линией (может быть, оттого, что хорошо знакома?) и с особым восторгом вчитываюсь в описа¬ния природы и лирические отступления автора. Воистину, создателю такой прозы, такого языка доступны любые вершины! И исчезает постепенно «хрестоматийность» «Записок охотника»: книга открывается нам за¬ново — как чудо литературы. Такое же чудо — повесть «Первая любовь» (Иван Сергеевич очень любил ее и на протяжении жизни несколько раз перечитывал) или другая его повесть — «Бежин луг». А его романы, пьесы, стихотворения в прозе?»
Сегодня, встречаясь с повестями и романами Тургенева, мы особенно остро постигаем высочайшую нравственность, чистоту его творчества. Ведь нравственность, сострадание к человеку — основа русского искусства, русской литературы. Казалось бы, что ему, богатому барину. Хорь и Калиныч, какие-то опустившиеся по¬мещики, певцы, дети из «Бежина луга». Боль за русских людей, за Россию — в каждом его слове, в каж¬ом его произведении. Тяга к прозе Тургенева, к его стихам — поистине веление времени. Этот прилив любви к писателю я ощущаю повсюду. Мои друзья и коллеги часто говорят о нем, спорят о его творчестве, В театрах ставятся его пьесы, в кино, на телевидении экранизируются его романы и повести. Видимо, люди ощущают потребность в Тургеневе, в чистоте и высокой нравственности его творчества. Тургенев заставляет нас остановиться, задуматься, понять, что мы есть и что оставим после себя, передадим в будущее...
Моя творческая дружба с режиссером М. А. Гурчинович насчитывает не одно десятилетие. Наши совмест¬ные поиски дают мне очень многое. Так. работая над повестью «Первая любовь», я вновь взглянул на мир глазами шестнадцатилетнего мальчика. Взглянул на ближних своих, на любовь, на женскую красоту, на природу. Вновь пережил потрясения подростка. И это было самым ценным и дорогим дли меня, для моей души. Столь же ценным, как и новая возможность прикоснуться к великому живительному источнику, имя которому — язык Тургенева.
Василий Лановой